blog0015.jpg

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
Комментировать (30 Комментариев)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Комментировать (15 Комментариев)

Заброшенный\недостроенный Храм Рыбы, ну или я не знаю что это. Находится на отшибе, в лесу практически, людей там нет. С него открываются хорошие виды на Меконг и на соседний Лаос, но оставаться до заката я там не рискнул.


Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Комментировать (45 Комментариев)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
Комментировать (18 Комментариев)

Николаевская и Горбачевская. Отличие их от остальных заключается в том, что они привели к значительному росту потребления альтернативных веществ - при Николя рекой полился кокс, а Горбачев с Лигачевым стали отцами советской первинтиновой наркомании, за что им отдельное спасибо и персональная сковородка в аду. Все это, при накоплении определенного процента употребляющих, привело к сдвигу коллективного эгрегора, после чего старые ритуалы власти перестали работать.

Главный внештатный психиатр-нарколог министерства здравоохранения РФ Евгений Брюн предложил идею запрета на продажу алкогольной продукции в жилых районах, сообщает ТАСС. Специалист предложил ограничить продажу вина, пива и водки. В случае одобрения инициативы, данные напитки можно будет купить лишь в крупных алкомаркетах, которые будут расположены в удаленности от жилых зон на пустырях.

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
Комментировать (27 Комментариев)

Если же у росгвордейца есть достаточные основания подозревать гражданина в преступлении, он имеет право на его задержание и осмотр вещей, в том числе телефона. При этом с помощью телефона должно быть совершено преступление, или с его помощью можно обнаружить преступление, или телефон может прояснить обстоятельства уголовного дела.

В Росгвардии также уточнили, что закон не обязывает сотрудников называть свои должность, звание, фамилию и предъявлять служебное удостоверение. Это рекомендуется делать для «недопущения конфликтных ситуаций».


Поиграли в либерализм и хватит.

 

Темнота с улицы глянула на Василису куском серого неба, краем акаций, пушинками. Вошло всего трое, но Василисе показалось, что их гораздо больше.

– Позвольте узнать... по какому поводу?

– С обыском, – ответил первый вошедший волчьим голосом и как-то сразу надвинулся на Василису, Коридор повернулся, и лицо Ванды в освещенной двери показалось резко напудренным.

– Тогда, извините, пожалуйста, – голос Василисы звучал бледно, бескрасочно, – может быть, мандат есть? Я, собственно, мирный житель... не знаю, почему же ко мне? У меня – ничего, – Василиса мучительно хотел сказать по-украински и сказал, – нема.

– Ну, мы побачимо, – ответил первый.

Как во сне двигаясь под напором входящих в двери, как во сне их видел Василиса. В первом человеке все было волчье, так почему-то показалось Василисе. Лицо его узкое, глаза маленькие, глубоко сидящие, кожа серенькая, усы торчали клочьями, и небритые щеки запали сухими бороздами, он как-то странно косил, смотрел исподлобья и тут, даже в узком пространстве, успел показать, что идет нечеловеческой, ныряющей походкой привычного к снегу и траве существа. Он говорил на страшном и неправильном языке – смеси русских и украинских слов – языке, знакомом жителям Города, бывающим на Подоле, на берегу Днепра, где летом пристань свистит и вертит лебедками, где летом оборванные люди выгружают с барж арбузы... На голове у волка была папаха, и синий лоскут, обшитый сусальным позументом, свисал набок.

Второй – гигант, занял почти до потолка переднюю Василисы. Он был румян бабьим полным и радостным румянцем, молод, и ничего у него не росло на щеках. На голове у него был шлык с объеденными молью ушами, на плечах серая шинель, и на неестественно маленьких ногах ужасные скверные опорки.

Третий был с провалившимся носом, изъеденным сбоку гноеточащей коростой, и сшитой и изуродованной шрамом губой. На голове у него старая офицерская фуражка с красным околышем и следом от кокарды, на теле двубортный солдатский старинный мундир с медными, позеленевшими пуговицами, на ногах черные штаны, на ступнях лапти, поверх пухлых, серых казенных чулок. Его лицо в свете лампы отливало в два цвета – восково-желтый и фиолетовый, глаза смотрели страдальчески-злобно.

– Побачимо, побачимо, – повторил волк, – и мандат есть. 

С этими словами он полез в карман штанов, вытащил смятую бумагу и ткнул ее Василисе. Один глаз его поразил сердце Василисы, а второй, левый, косой, проткнул бегло сундуки в передней.

На скомканном листке – четвертушке со штампом «Штаб 1-го сичевого куреня» было написано химическим карандашом косо крупными каракулями:

"Предписуется зробить обыск у жителя Василия Лисовича, по Алексеевскому спуску, дом N13. За сопротивление карается расстрилом.

Начальник Штабу Проценко.

Адъютант Миклун."

В левом нижнем углу стояла неразборчивая синяя печать.

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
Комментировать (32 Комментария)

Ничего особенного, рутинное мероприятие


Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Комментировать (20 Комментариев)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
Комментировать (29 Комментариев)