travel0010.jpg

Ниже - отрывок из пока еще не опубликованного цикла "Моя Паттайя" (я не уверен, что он будет когда-нибудь опубликован, но тем не менее). Данный отрывок посвящен началу моего пребывания в местечке Сиануквиль, Камбоджа.


Сиануквиль. Сиануквиль это день. Яркий, ослепительный день. Заперев все свое богатство в сейф на маленький Золотой Ключик, и повздыхав над ним, я одеваю панамку и выхожу на раскаленную до бела улицу. Втягиваю полную грудь воздуха. Нет, я не чувствую запаха разврата. Один час перелета, один залив, но совсем другой воздух. Но я уже здесь и нужно знакомиться с городом. Главный ориентир всего и вся - Golden Lions:

В другую сторону море:

К концу трипа я начал понимать, почему там так все просто устроено – чтобы угашенные бэкпеккеры не слонялись по городу, потеряв дорогу к своему гесту. Главная улица - Екарич упирается в пирс, откуда открывается вид на местный пляж, который по описаниям должен служить пристанищем продающих и покупающих любовь:

Впрочем, довольно лирики, мы сюда не чай пить приехали. Но я даже не знаю с чего начать. Я иду вдоль второй линии, где кафе чередуются с гестами и прачечными. О, вот вполне симпатичная кафешка, даже какой-то белый внутри сидит.

Ко мне подходит улыбчивая кхмерка –  "Что желаете ?" - "Нууу...я буду кокос, том-ям и пиццу. И да.." - я поднимаю глаза - "..make me it happy. Yes, happy pizza." Лыбится, зараза. Сбоку от меня сидит полный белый в очках и рубашке. Какой то он серьезный, русский что ли ? Небось пришел за своей порцией счастья ? Да нет, вроде рис ест. Ням, ням, ням, счет 8 долларов, последний кусок еле в себя заталкиваю. Что-то я переел, да. У меня есть около часа. Я покупаю несколько банок прекрасного темного стаута Phnom Penh и ABC и закрываюсь в номере.

…как же кроет, черт...когда меня отпустит...Сон, спасительный сон…

Я проснулся, когда уже стемнело. Я немного пришел в себя, хоть меня и таращило еще как дикобраза. Но по крайней мере я мог передвигаться. Ну улице уже завели дискотеку. Где-то меня ждут кхмерочки с юными упругими телами, которые будут ласкать меня маленькими ладошками, пока я буду зарываться в их девичьи грудки и щелки. Да. Подождут. Я не нашел ничего лучше, чем дойти до знаменитой Happy Herb Pizza, которая на Google картах обозначена как "книжный магазин" и сожрать там еще одну целую пиццу.

Ориентацию я потерял где-то посреди второй линии. Я понимал, что я нахожусь на той же улице, что нужно идти в том же направлении, и что меня просто кроет, но я не узнавал местности, и хуже того, я не понимал куда иду. Сначала мне было смешно от этого, но вскоре веселье сменилось нарастающим беспокойством. Еще через минуту по спине потек пот. Я уже был готов мысленно пообещать никогда больше в жизни, но через десяток метров увидел спасительный светящийся желтый фонарь Utopia. Страх ушел, затаившись в глубине души, и появилось здоровое любопытство. Как там мои кхмерочки ?

Я сумел сам дойти до знаменитого Dolhin Bar. Знаменитый бар представлял из себя дощатый сарай на пляже, с элементами декора, внутри которого тусила местная золотая молодежь и залетные баранги.

Пиво стоило 1 доллар, и я привалился с пластиковым стаканом в углу. Вожделенные кхмерочки не проявляли особого интереса к упоротому барангу и проходили мимо меня, не замечая. Я же никак не мог придумать с чего начать разговор, т.к. мысли в моей голове возникали из ниоткуда и туда же уходили, не успев задержаться. "Наверное, нужно пойти потанцевать" подумал я, переполз в центр зала и начал в разнобой шевелить конечностями. Мой замысел удался, но немножко не так как я предполагал. Ко мне приклеился один из трех ледибоев, что тусили по окружности зала, разглядывая залетных туристов и пуская свои ядовитые слюни. Это был самый страшный ледибой из них.

Он был косой на оба глаза и обладал огромным клювом-носом. Ледибой прижался ко мне, зарылся своим клювом ко мне в живот и стал пританцовывать вместе со мной. Меня опять стало накрывать изменой. На очередном витке танца ледибой поднял ко мне лицо, и увидел, что у него вставлены какие-то страшные линзы, светящиеся в ультрафиолете как глаза неведомой животины. Вкупе с косоглазием на оба глаза и огромным носом это произвело на меня настолько неизгладимое впечатление, что меня прошиб холодный пот, я оттолкнул ледибоя, и бежал из бара, решив больше не испытывать судьбу. 

В принципе прошел где-то час с моей второй трапезы. Пришло время расплаты. В номере я завернулся с головой в одеяло, включил телевизор и провалился в свой маленький персональный ад.